Русские герои. Василий Петров

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 декабря 1943 года за успешное форсирование Днепра, удержание плацдарма и проявленные при этом мужество и стойкость, капитану Петрову Василию Степановичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№3504).

При форсировании Днепра В.С.Петров был тяжело ранен и, лишившись обеих рук, более года находился в госпитале, но уже в декабре 1944 года вернулся в действующую армию.

Командир 248-го гвардейского истребительно-противотанкового артиллерийского полка (11-я гвардейская истребительно-противотанковая артиллерийская бригада, 52-я армия, 1-й Украинский фронт) гвардии майор В.С.Петров отличился в боях на Одерском плацдарме.

9 марта 1945 года крупные силы противника перешли в наступление в районе Поль-Грос-Нойкирх (10 километров южнее Козель, Германия) с задачей сбросить наши части с занимаемого плацдарма на западном берегу реки Одер. Гвардии майор Петров умело и мужественно руководя боем своего полка, лично находясь в боевых порядках батарей под исключительно сильным артиллерийско-минометным и пулеметным огнем, неоднократно рискуя жизнью, в течение двухчасового боя сумел отразить 5 контратак противника и не допустить его на переправы плацдарма. В бою было уничтожено 9 танков и свыше 180 солдат и офицеров.

15 марта 1945 года в бою по прорыву обороны противника на западном берегу реки Одер гвардии майор Петров проявил высокие образцы оперативного руководства полком и непреклонное мужество при выполнении боевого задания. Под его руководством полк уничтожил 4 орудия, 13 огневых точек и до 120 солдат и офицеров противника.

19 апреля 1945 года в ожесточенных боях в районе Ниски (Германия) гвардии майор Петров вновь показал свое безграничное мужество, геройство и умение руководить подразделениями в любой обстановке. Противник сосредоточив крупные силы пехоты и танков предпринял ряд сильных атак в направлении шоссе Ротенбург — Ниски с задачей перерезать дорогу по которой двигались наши наступающие войска на Дрезден. Гвардии майор Петров с целью занятия выгодного противотанкового рубежа обороны повел две штурмовых батареи в атаку на населенный пункт, занимаемый противником. Благодаря умелого сочетания огня орудия прямой наводки с автоматно-пулеметным огнем орудийных расчетов и исключительной храбрости командира полка гвардии майор Петрова населенный пункт Эдерниц-Вильгельминенталь был взят и полк закрепился на выгодном рубеже. Противник несколько раз переходил в яростные контратаки но полк, руководимый Петровым, стойко отразил все атаки. Было уничтожено 8 танков, до 200 человек пехоты.

20 апреля 1945 года на боевые порядки полка двигалось 16 танков и до батальона пехоты. Лично руководя боем батарей гвардии майор Петров сумел отразить атаку противника и сорвать замысел – перерезать дорогу на Дрезден. В этом бою полком было уничтожено 4 танка.

В бою 27 апреля 1945 года в напряженный период боя лично поднял в атаку 1-й батальон 78-го стрелкового полка, и в это время был тяжело ранен.

«- Вы остались живы, — сказал ему госпитальный доктор, пожилой человек, с постоянными отеками под глазами. — Можно сказать, вам повезло.

Петров покосился на перетянутые бинтами плечи, болезненно скривил пересохшие губы – «повезло».

— А на что мне нужна жизнь?.. Без рук?! Лучше бы сразу в сердце — и конец всем мучениям!

— Милый мой, я тяжело болен, — признался врач. — Но, как видите, работаю, не сдаюсь. Нет ничего дороже и красивее жизни. Только одно меня тревожит: не все, что мог, сделал для своей Родины. А вы сделали все. Вы счастливый человек.

— Так уж и сделал, — невесело усмехнулся Петров. — Вы ошиблись адресом, доктор.

— Нет, не ошибся. Сейчас я вам сообщу радостную новость. Сегодня по радио передали, что вам присвоили высокое звание Героя Советского Союза. Вот я пришел вас поздравить.

Доктор ушел, а Петров поднялся с койки и зашагал по палате. Большая, важная новость — он стал Героем Советского Союза. За что отметила его высшей наградой Родина? Конечно, за форсирование Днепра, за бой с танками на плацдарме. За последний бой в его жизни. Но больше ему уже не держать оружия. Нет рук... Он лишился их на правом берегу Днепра. Там круто повернулась его жизнь. Собственно, началась вторая жизнь.

Боевые друзья наказывали не терять бодрости духа, силы воли, которыми он всегда отличался. Петров понимал, что многое в его состоянии зависит от него самого, от того, как он воспримет случившееся. Главное — не дать несчастью, тоске разрастись до губительных размеров. И Петров собрал все силы для борьбы с собой. Но одно огорчало его теперь: врачи, да и некоторые товарищи, смотрели на него как на безнадежного инвалида, которому осталось только отдыхать и вспоминать прошлое. Неужели он совсем выбыл из строя? Конечно, он не может возиться с различными механизмами, не может починить автомашину, пушку, часы, пишущие машинки, что умел делать раньше. У него были «золотые руки». Теперь их нет. Не может он и стрелять (а был отличным стрелком), решать на планшете артиллерийские задачи. Но что-то он может! Нет, он не считает себя отвоевавшимся солдатом, потерявшим место в строю!

Однажды двери палаты широко открылись, и Петров увидел своих боевых друзей-офицеров Блохина (он только вышел из госпиталя, даже не снял повязку), начальника штаба полка Кулёмина, разведчика Запольского. В комнате сразу стало светлее — от теплых улыбок, восторженных приветствий. Друзья шумно вспоминали недавние бои, фронтовых товарищей. Заговорили так, как будто ничего не произошло — просто расстались ненадолго, только и всего.

— Ну, Василий Степанович, не пора ли возвращаться домой? — спросил Кулемин. — Мы видим: вы уже на ногах. Весь полк вас ждет.

— Ждет? — удивленно переспросил Петров.

— Да, ждет. Все надеются, что вы снова примете полк. И командир бригады так считает и просил передать вам это. Выходит, дело только за вами.

— По-вашему, я смогу еще воевать? — тихо спросил Петров.

— Не одними же руками воюют, — дружно воскликнули боевые товарищи.

Петров облегченно и радостно вздохнул. Его зовут в строй. Его ждут боевые товарищи. Ради одного этого можно жить на свете! Опять его охватили прежние надежды, стремления, радости. Он внутренне разделался со всем тем, что мучило и подавляло его, и почувствовал, что и вторая жизнь будет боевой, активной.

— Спасибо, друзья, — радостно улыбаясь, сказал он однополчанам. — Вы здорово помогли мне. Скажите всем в полку, пусть ждут, скоро приеду.

Вечером к Петрову заглянул доктор. Он не узнал своего больного. Оживленный, веселый Петров рассказал врачу о своем решении.

— Вы хотите снова воевать? Вы, в вашем положении? — недоумевал доктор.

— Да, доктор, я, инвалид, хочу воевать. Я солдат и должен вернуться в строй, — твердо закончил Петров. — И нет такой меры для человека, что он сделал все. Теперь я это понял, доктор.

Петрова не смогла задержать комиссия — слишком высоко было уважение к его несгибаемой воле. Не уговорили его и кадровики, хотя предлагали, казалось, самые подходящие и выгодные должности — в высоком штабе. «Я еще повоюю», — неизменно отвечал Василий Степанович на все увещевания товарищей. И он вернулся в полк, на передний край войны.»

Биография предоставлена Кириллом Осовиком Источник